ОБЩЕНИЕ С ЗАКАЗЧИКОМ [БАЙКИ И СМЕШНЫЕ ИСТОРИИ]

— Послушайте, доктор, Ваши разговоры о том, что мне нужно серьезно заняться своим здоровьем, меня не интересуют! Я к Вам не для этого пришла!
— А для чего?
— А вот этого я Вам не скажу!!!

***

Письмо директору завода по факсу:

«Уважаемый Федор Никифорович!
Просим рассмотреть вопрос проведения в Вашей компании консультационных работ по теме «Разработка ССП_СМ _УУ и УО». 
С нетерпением ждем Вашего ответа». 

***

Из ответа Заказчика на коммерческое предложения компании — системного интегратора: 

«Внимательно изучив Ваше коммерческое предложение об автоматизации нашего предприятия, мы приняли решение приобрести некоторое количество той травы, которую Вы курите….» 

www.cfin.ru

***

Реальная выдержка из распоряжения по банку «Возрождение»:

«п.6. Запретить юрисконсульту Ежикову В.А. отвечать по телефону: «Банк Возрождение Ежиков слушаю…», в связи с некорректными последующими вопросами контрагентов»…

***

Реальная история: в локальном офисе турфирмы, находящемся в гостинице «Космос», работала менеджер по фамилии Лось. Когда она звонила в главный офис турфирмы, то сообщала секретарю приятным женским голосом — «…говорит Лось из Космоса…»

***

В 90-х годах на одной из конференций по биофизике мозга был сделан доклад о том, что кастрированные животные легче переносят недостаток кислорода. 

Когда докладчиков спросили, какой практический толк от их исследований, те ответили, что есть много высокогорных профессий, например, чабаны…

***

На обычных театральных билетах, выданных на инаугурацию Б.Н. Ельцина 18 июня 1989 г., стояла надпись: «Дирекция оставляет за собой право замены одного артиста, другим»…

Соколов М.Ю., Поэтические воззрения россиян на историю, книга 2, М., «Русская панорама», 1999 г., с. 18.

***

«Совет адвоката ничего не стоит, пока за него не уплачено».

Астахов П., Правописные истины, или левосудие для всех, М., «Эксмо», 2006 г., с. 119.

***

Цитата из еженедельника «Коммерсант Власть» от 25.05.2003 г., спец. приложение, посвященное стране Япония:

«Первый японец пересек огромные российские просторы еще в конце XVIII века, когда между Японией и Россией не было дипломатических отношений. Это был капитан судна «Синсе мару» Дайкокуя Кодаю, которого после кораблекрушения выбросило на дальневосточный берег России. Чтобы получить разрешение вернуться на родину, ему пришлось добраться до Санкт-Петербурга и добиваться там аудиенции у Екатерины II. На это ушло восемь долгих лет… […] Его путешествие по России стало оптимистическим прологом к истории японо-российских связей.»

***

«Еще 66 000 человек уклонились от обмена паспортов. Это прежде всего люмпенизированные слои населения, наркоманы, бродяги, лица без определенного места жительства, хронические алкоголики… Наша задача — в минуты просветления появиться рядом с такими людьми и понудить их поменять паспорта».

Александр Чекалин, замминистра внутренних дел, об обмене паспортов. Журнал «Русский Фокус» 2004 г., N 24, c. 5.

***

«Возможность бесплатно пользоваться созданными в мире программами была заложена в планы развития советской вычислительной техники еще с 60-х го- годов и стала одним из решающих аргументов в пользу «клонирования» иностранных ЭВМ. В СССР было распространено системное программное обеспечение IBM, DEC, Hewlett-Packard. Многие госструктуры—министерства и профильные институты — использовали Adabas, мощную СУБД от западногерманской Software AG. «В начале 80-х годов эта компания опубликовала на Западе любопытную рекламу,—рассказывает Александр Гиглавый, бывший ученый секретарь координационного совета АН соцстран по вычислительной технике и информатике. Фотография изображала советских маршалов на трибуне Мавзолея. Текст был примерно такой: «Они оказались недостаточно умны, чтобы разработать собственную СУБД. Но были достаточно хитры, чтобы украсть нашу».

Кондратьев А., Экономия по-советски, журнал «Forbes», 2004 г., N 4, с. 24.

***

Известный бизнесмен Артем Тарасов рассказывает в журнале “Интербизнес”, 2001 г., N 41, с. 26:

“Кстати, в том, что нынешний американский президент относится к России не очень дружелюбно, есть и доля моей вины. Когда в начале 91-го года я был вынужден бежать из страны, Джордж Буш, будучи еще простым техасским бизнесменом, вдруг заявился в Москву. Как мне потом рассказывали, в этой поездке его постигла куча разочарований.

Во-первых, багаж Буша пропал в аэропорту Шереметьево. Во-вторых, его кинул какой-то российский партнер: мало того, что не встретил, но еще и украл большие деньги, вложенные Бушем, что и выяснилось тут же.

В гостинице, куда поселили будущего президента, ночью жужжали комары. Поэтому Буш пытался спать с открытым светом и периодически вскакивал с постели, чтобы погонять насекомых полотенцем по комнатам…

На следующее утро несчастный, невыспавшийся Буш первым делом нашел мою визитку и позвонил по телефону в Союз кооператоров СССР, чтобы воспользоваться моей помощью. Но я был уже в Ницце, а трубку поднял Тихонов…

Об этом разговоре я узнал чуть позже, позвонив Тихонову из Ниццы, — и немало повеселился. Надо сказать, что президент Союза кооператоров академик Тихонов прошел сложную жизненную школу, даже сидел в тюрьме, если не ошибаюсь, — и поэтому любил иногда использовать ненормативную лексику. Дословно то, что сказал Тихонов, я привести не могу, но примерный текст был такой:

— Знаешь, Артем, после твоего отъезда над тобой так издеваются – дальше некуда! – с обидой заявил он. – Вот буквально вчера звонит какой-то хрен и на ломаном английском спрашивает тебя к телефону. Я говорю: нет его! А кто это? И представляешь, он мне отвечает: Джордж Буш! Ах ты, Буш, говорю, твою мать! Ну и уе…ай в свою Америку!

Так нынешний президент США в первый и последний раз съездил в СССР”.

***

Фрагмент открытого прайса НПО «Спецматериалов» (С.-Петербург), отличающийся особой задушевностью:

КЕНГУРУ – сумка поясная (под пистолет ПМ, наручники, запасную обойму, документы)

АЗАРТ-1 – лопата пехотная из броневой стали с чехлом

АЗАРТ БОЛЬШОЙ – лопата сапёрная из броневой стали

ПУС-1 “АРГУМЕНТ” — палка универсальная резиновая прямая (прин. на воор. МВД)

ПУС-2 “АРГУМЕНТ-М” – палка универсальная резиновая с дополнительной ручкой, малая (прин. на воор. МВД)

ПУС-2 “АРГУМЕНТ-Б” — палка универсальная резиновая с дополнительной ручкой, большая (прин. на воор. МВД)

ПУС-3 “АРГУМЕНТ” — палка универсальная резиновая (Сюрприз), телескопическая

БОС – “НЕЖНОСТЬ-2” — наручники специальные оперативные (приняты на вооружение МВД)

БКС-1 “НЕЖНОСТЬ-1” — наручники специальные конвойные с цепочкой (прин. на воор. МВД)

БКС-1 “Прикол” — наручники с стационарным креплением (прин. на воор. МВД)

БКС-1 “Букет” — наручники (конвойные, 5 человек) (прин. на воор. МВД)

ЛАСКА-2 – электроток с комплектом батареек, разрешён к приобретению и применению без специального разрешения гражданам от 18 лет; мощность – 3 Вт, напряжение – 65000 В, средний ток в импульсе на нагрузке (1 кОм) – 2800 мА. (с комплектом батареек).

***

“Иногда бывает полезно пошутить. Клиенты, не лишенные чувства юмора это оценят. А бизнес получит бесплатную рекламу. Скажем, название московской компании “Раздолбай-сервис”, занимающейся сносом ветхих строений и другими строительными услугами, постоянно висит на многих интернат-сайтах в качестве “прикола”.

— Многие клиенты клюют именно на это необычное словосочетание, — рассказывает директор фирмы Андрей Крымов. — При этом они рассуждают примерно так: “Раз уж эти ребята не побоялись так назваться, значит, отвечают за качестве услуг”. Хотя специально мы не раздумывали над тем, какое название выбрать Все получилось совершенно случайно. Когда мы еще были просто бригадой рабочих, мы сняли угол в одном научном институте. Вскоре там решили сменить охрану. И в один прекрасный день новый начальник охраны стал обходить кабинеты, переписывая арендаторов. Зашел он к нам и спросил: “Как вас называть?”. А мы как раз отмечали какой-то праздник и были хорошо навеселе. И один из нас ляпнул: «Раздолбай-сервис». Потом нам выдали пропуска, где так и было написано. Ну а уж когда мы решили официально зарегистрировать фирму, то сам бог велел оставить это название. Тем более, что оно как нельзя лучше соответствует профилю нашей деятельности».

Ерохина Л., Как вы фирму назовете, так она и “поплывет”, журнал “Свой бизнес”, 2002 г., N 2, с. 57.

***

Тоже общение…

“Два линкора, приписанных к учебной эскадре, выйдя на маневры, были застигнуты штормом и провели несколько дней в открытом море. Я служил на головном корабле и с наступлением темноты нес вахту на мостике. Из-за клочьев тумана видимость была препаршивой, так что капитан не уходил с мостика, лично руководя нашей деятельностью. Вскоре после наступления сумерек дозорный доложил:

— Справа по курсу корабля огонь.

— Неподвижный или смещающийся к корме?

— Неподвижный, сэр, — ответил дозорный, что означало: ситуация чревата

столкновением.

Капитан крикнул сигнальщику:

— Передайте: “Есть опасность столкновения. Рекомендую вам изменить курс на

двадцать градусов”.

Последовал ответ: “Рекомендую вам изменить курс на двадцать градусов”.

Капитан приказал передать: “Я — капитан. Требую изменения курса на двадцать

градусов”.

Ответ был: “Я — моряк второго класса. Смените курс на двадцать градусов”.

Капитан весь кипел от возмущения.

— Передайте, — он словно выплевывал слова: — “Я — линкор. Смена курса, двадцать градусов!”

В ответ просигналили: “Я — маяк”.

Мы сменили курс”.

Кови С., Семь навыков лидера, Минск, “Вегапринт”, 1996 г.

***

“Москва постоянно держала руку на пульсе индийско-советских отношений в послеиндировское время. Нам пришло задание руководства ТАСС организовать отклик самого премьера Десаи на очередную инициативу Брежнева. Секретариат индийского руководителя с явной неохотой прореагировал на мою просьбу. Но куда денешься, друзья! И вот сижу в приемной главы правительства и лихорадочно соображаю: как его расположить, заставить сказать то, что требуется Москве? В кабинете премьера встречает высокий абсолютно лысый пожилой человек. Ему за восемьдесят, на носу круглые дедовские очки в металлической оправе. Холодный изучающий взгляд. Хозяин кабинета стремится понять, что это за еще одна советская птица — корреспондент ТАСС? Я волнуюсь и задаю полукомплиментарный вопрос:

— Как вам удается при всей огромной занятости так прекрасно выглядеть?

Ура, выстрелил в десятку. На лице собеседника появляется теплая улыбка. За ней следует почти часовой рассказ действительно сверхзанятого человека о секретах своего долголетия и прекрасной для восьмидесяти с лишним лет физической форме.

— Ценю вашу наблюдательность,— замечает он.— Хотите, передам свой опыт? Я не занимаюсь йогой. Лечусь от всех болезней с помощью другого средства — ежедневно выпиваю по крайней мере два стакана мочи. Я написал об этом методе лечения специальную брошюру.

Надо ли говорить, что моча помогла мне перебросить хороший и прочный мост к инициативам Брежнева? Через час я покинул кабинет премьера с прекрасными словами на магнитофонной ленте в адрес исторического значения предложений Леонида Ильича и с брошюрой Десаи о лечении мочой. Отклик немедленно ушел в ТАСС. Что же делать с брошюрой? Я долго ломал голову. Начать пить мочу самому в угоду премьеру? От этого воротило. Выбросить труд премьера с дарственной надписью? Вроде бы неудобно. На ум пришло соломоново решение — передать его давней подруге и преподавательнице московского первого медицинского института. Может, пригодится специалистам? Труд не пригодился. Его восприняли как большую хохму и долго смеялись над различными перлами премьера. Представляется, он опередил на много лет время. Сегодня брошюра Десаи нашла бы большее понимание среди ученых. Кажется, и у нас при Ельцине из-за чрезмерной дороговизны лекарств и медицинского обслуживания всерьез заинтересовались лечением мочой».

Чехонин Б.И., Журналистика и разведка, М., “Алгоритм”, 2002 г., с. 187-188.

***

Из деловой переписки истинных англичан: “Дорогой сэр! Поскольку моя секретарша — дама, я не решаюсь продиктовать ей те слова, которых Вы заслуживаете. Более того, так как сам я —джентльмен, мне не подобает даже знать эти слова. Но поскольку Вы — ни то и ни другое, Вы поймете, что я имею в виду”.

***

“В июле 2001 года сотрудники сафари-парка Blair Drummond в Шотландии были завалены беспрерывной чередой телефонных звонков, где на том конце кто-то только тяжело дышал в трубку. Оказалось, что это выходка Чиппи, местного шимпанзе, стащившего мобильный телефон у смотрителя. Да, вот до чего дошло — даже у шимпанзе теперь есть мобильные телефоны!”

Хилл Сэм, Шестьдесят трендов за шестьдесят минут, СПб, “Крылов”, 2004 г., с. 188.

***

Я работаю корреспондентом в одном серьезном москоском бизнес-издании. Однажды прихожу брать интервью у одного «полуолигарха». Тот предлагает выехать с ним в ресторанчик для пущего удобства. Садимся мы в его машину. И тут у него звонит телефон. И дальше мой собеседник говорит следующее: «Да. Спасибо хорошо… Денег? В долг? Ну… дам, конечно. Только не так, как в прошлый раз, ок?.. Хорошо, хорошо. Сколько? Ага. Ну ладно. Только не так, как в прошлый раз, договорились? Когда ребята тебя по всей Москве искали… Ладно, ладно. Только я тебя прошу, давай без неприятностей. Я не хочу с тобой снова заморачиваться, за свои же деньги. Утюги на живот, паяльник в задницу. Времени на это нет… Понятно? Как в прошлый раз не стоит. Я тебя предупредил. Хорошо?.. Ну все, пока. Ага. До свидания, мама…»

Ирина, еженедельник «Окна», 2005 г., N 40, с. 23.

***

«Бобби Фишер давал сеанс одновременной игры в тюрьме города Денвера. Когда он подошел к одной из досок, то обнаружил, что его партнер украл белую ладью.

— Если вы не поставите ладью на место, — строго сказал чемпион мира, — то я сообщу вашему начальству, и за такие махинации вам увеличат срок!

— Зря пугаете, — огрызнулся его соперник. — Я приговорен к пожизненному заключению.

На Фишера этот случай произвел столь сильное впечатление, что после посещения тюрьмы он долго не мог играть в шахматы».

Источник: «Business Education Review», 2006, N 1, с. 94.

***

«Английский адвокат звонит домой в Лондон из командировки. К телефону подходит слуга Бэрримор.

Адвокат:
— Алло, Бэрримор, добрый вечер! 
Бэрримор:
— Добрый вечер, сэр!
— Как идут дела в доме? Какие новости?
— Все в порядке, сэр. В хозяйстве полный поря­док. Ваши лошади в прекрасной форме. Ваши соба­ки также великолепны. Ваша жена здорова.
— Бэрримор, а где она сейчас?
— Сэр, в настоящий момент хозяйка отдыхает в вашей спальне, но она не одна.
— Как это?!
— Сэр, полчаса назад она прошла туда вместе с Вами, сэр.
— В таком случае, Бэрримор, проверьте, нахо­жусь ли я до сей поры в спальне?
—Слушаюсь, сэр! (Через пять минут) …Алло, сэр, Вы действительно до сих пор находитесь в Вашей спальне, в вашей кровати, в объятиях Вашей жены, сэр.
— В таком случае, Бэрримор, возьмите мое ружье со стены в каминном зале, зарядите его и застрелите меня. Я обещаю Вам свою защиту и полное оправда­ние.
— Сэр, Вы — хозяин. Ваше слово для меня — за­кон, сэр!
Отходит от телефона. Слышны выстрелы, крики, выстрелы, снова крики.
Через пятнадцать минут:
— Алло, сэр, я выполнил все в точности, как Вы приказали, сэр. Только Вы очень долго сопротивля­лись, сэр, пытались убежать, даже успели добежать до озера и сесть в лодку, сэр. Но я был точен, сэр, и сейчас Вы мертвы и плаваете возле самого берега в Вашем озере, сэр.
— Бэрримор, но ведь у меня нет никакого озера!!!
— Как это нет, сэр?!
— Постойте… простите, это абонент 585-33-22?
— О нет, сэр, это абонент 585-22-33.
— Ax, извините, я, видимо, ошибся номером те­лефона.
— Не беспокойтесь, сэр, это бывает».

Астахов П.А., Правописные истины, или Левосудие для всех, М., «Эксмо», 2006 г., с. 94-96.

***

1970 год. Завершающий год IX-й пятилетки.

Школа фигурного катания общества профсоюзов «Авангард» вела набор юных фигуристов. Для записи в школу требовалось всего — ничего — иметь отроду не больше 6 с половиной лет и 15 рублей (для оплаты за зимний квартал естественного катка на киевском велотреке, тренеров и хореографов). Набор деток поручили завучу школы Елене Николаевне Курутиной, балерине на пенсии, хорошему хореографу. Она повесила объявление на доске велотрека, но дело шло ни шатко, ни валко. О приеме в школу мало кто знал, а кто узнавал, тех отпугивала нехилая по тем временам сумма в 15 руб. В общем, школа в том году могла и не открыться — категорически не хватало учеников.

Тогда позвали Вия, пребывавшего на пенсии по случаю преклонных годов, в прошлом — известного футболиста, затем крупного спортивного функционера,- Семена Бульковштейна. Тот начал с объявления в «Спортивной газете», расписав светлое будущее учеников школы на союзной, европейской и мировой арене. Затем учинил в одном из помещений велотрека кабинет. Учредил комиссию по приему в школу, назначив себя председателем и кооптировав рядовыми членами комиссии двух тренеров. На дверях кабинета он повесил объявление о часах приема — и уже на следующий день приемная ломилась от деток с родителями-бабушками-дедушками, которые с самого раннего утра заняли очередь на объявленный просмотр-конкурс.

В кабинет деток запускали поочередно. Начинали с расспроса родителей о потомственных алкоголиках в семье (кто ж признается!), затем задавали для проформы еще пару вопросов, после чего просили раздеть ребенка до трусиков, осматривали, предлагали подпрыгнуть, присесть — и выносили вердикт: годен, заполняли нужные формы и в конце упоминали про 15 рублей, которые счастливые родители (бабушки-дедушки) радостно отстегивали.

А в приемной перед толпой взволнованных родителей благим матом вопила Курутина, можно сказать, подрывая авторитет и славное дело Семена Бульковштейна:

— Да он вас всех дурит! Морочит вам голову! В нашу школу берем всех! Только сдайте 15 рублей — и все! Попадете в те же группы, куда он набирает!

Ее никто не слушал. Все рвались на комиссию. Бульковштейну доложили о кипучей подрывной деятельности, которую развила завуч в кулуарах. Он только посмеялся — пусть ей, она работает на общее дело. Для поддержки реноме комиссии некоторым деткам (ну, явным толстякам или дистрофикам) отказывали в приеме, дескать, похудейте (подкормитесь) и приходите на будущий год. Они в слезах выходили, а Курутина — тут как тут:

— 15 рублей — и беру туда же!

Ну, нечего делать, ей отдавали запрошенную сумму, и она записывала В ТУ ЖЕ ШКОЛУ, и вопила — ну, вот видите, я же всех беру, зачем вы к нему стоите, отдайте деньги мне — и я запишу в одну минуту. И все равно ей никто не верил. Все терпеливо, «волнуясь и бледнея», дожидались своей очереди.
… А первого декабря все детки вышли на лед. И оказались вместе — и прошедшие комиссию, и не прошедшие, но взятые Курутиной без просмотра.

Тут она и заявляет родителям, которые ее не слушали, дескать, я же вам тогда говорила, и, видите, оказалась права: и ваши детки, и кому отказал Бульковштейн, но я взяла, — тренируются вместе. На что родители ей, с гордостью советских людей:

— НАС ПРИНЯЛА КОМИССИЯ, а их ВЗЯЛИ ЗА ДЕНЬГИ.